Минутка ретро: как Фрида Кало создавала свой легендарный образ

Прошло 60 лет после смерти Фриды Кало, а феномен ее популярности до сих пор не разгадан. Она не только затмила своего мужа, Диего Риверу, которого изначально многие считали великим художником в их паре, но и стала популярнее, например, культового секс-символа Мэрилин Монро. Если вы в Москве и еще не надумали, как провести выходные, то советуем заглянуть в «Манеж», где как раз проходит выставка «Viva la Vida. Фрида Кало и Диего Ривера. Живопись и графика из музейных и частных собраний». А пока рассказываем о том, как художница создала свой легендарный образ: красные губы и нарисованные кайалом широкие брови.

То, что Фрида Кало опередила свое время, не подается сомнению. Мексиканская художница создала образ смелой феминистки, которая использовала макияж не просто в качестве средства самовыражения, но и одного из инструментов своего творчества.

Летом прошлого года в Музее Виктории и Альберта в Лондоне открылась выставка личных вещей Фриды, включая одежду, украшения, косметику и аксессуары, которые сберег ее муж Диего Ривера и которые хранились в знаменитом «синем доме» пары в Мехико. Благодаря экспозиции мы смогли узнать, что же лежало в косметичке художницы.

В конце концов, Фрида рисовала себе брови с такой ловкостью, с какой она писала свои знаковые работы, такие как «Две Фриды» (1939) и «Сломанная колонна» (1944).
У нее был особый навык нанесения макияжа, она тратила много времени на создание естественного образа. Она всегда была красиво накрашена и хорошо одета, даже когда не ждала гостей. Она прекрасно умела себя подать,— сказала однажды близкая подруга Кало Ольга Кампос.

Появление Кало всегда вызывало трепет. Люди останавливались и оглядывались на нее в изумлении, — вспоминал Эдвард Уэстон, который сфотографировал Фриду во время визита в Сан-Франциско в 1930 году.

Она заплетала свои длинные темные волосы в тугие косы, закрепляла их высоко на затылке и украшала короной из свежих цветов и разноцветными шелковыми лентами. После этого она наносила крем для сухой кожи Pond’s, добавляла вуаль из рассыпчатой рисовой пудры Coty, аккуратно расчесывала густые ресницы, прокрашивая их черным пигментом от Talika. Это средство придумали в Париже для лечения ожогов у солдат, но, как оказалось, оно также неплохо стимулировало рост волос.

Известно, что Хелена Рубинштейн, владелица одноименной бьюти-империи, была страстной поклонницей творчества Кало. Она коллекционировала картины художницы и в свое время отправила ей в подарок компактную пудру своей торговой марки.

Кало не только отказывалась пользоваться пинцетом, но, напротив, сделала кустистые, сросшиеся на переносице брови своей фишкой. Ривера как-то сравнил их с птичьими крыльями — Кало потом так и нарисовала свои брови в виде крыльев на автопортрете 1946 года. Чтобы еще больше подчеркнуть свои арки, она использовала карандаш черного цвета от любимой марки Revlon, которая открыла производственную базу в Мексике в 1948 году.

Судя по ее запоминающимся автопортретам, Кало любила расставлять на лице темно-красные и пурпурные акценты, например, наносила помаду и немного румян, а ногти покрывала лаком — все в единой цветовой гамме, красной или оранжевой, иногда ярко-розовой в цвет своего любимого палантина.

Она особенно любила помады, часто целовала конверты с письмами и фотографиями, оставляя красные отпечатки. Оно обожала ярко-розовую помаду Revlon в оттенке Ravishing Rose, а ее любимая помада под названием All rose и бутылочка лака для ногтей Frosted Pink Snow. Завершающий штрих — аромат Chanel No.5,— говорит куратор выставки Клэр Уилкокс.
Макияж был просто еще одним инструментом, который Фрида Кало использовала для создания собственной идентичности — она никогда не делала что-то просто так. Макияж стал одним из способов борьбы. Когда тело начало ее подводить, лицо стало холстом, с помощью которого она творила новую себя,— уверена Клэр.

Из-за приступа полиомиелита одна ее нога была значительно короче и тоньше, чем другая. В возрасте 18 лет Кало попала в ужасную аварию, когда трамвай, в котором она ехала, столкнулся со школьным автобусом. У нее в трех местах был сломан позвоночник, переломаны ключицы, ребра, тазовые кости. Правая нога сломана в одиннадцати местах, ступня раздроблена. Целый месяц Фрида лежала на спине, закованная в гипс с головы до ног.

В результате ДТП на ней буквально не осталось ни единого живого места. Все ее кости были раздроблены. Прежде чем снова встать на ноги, Фрида пережила несколько лет адской боли и перенесла более тридцати операций.

Меня спасло чудо. Потому что по ночам в больнице вокруг моей кровати танцевала смерть,

— рассказывала она Диего.

Но самое ужасное — живот и матка девушки оказались насквозь проткнуты железным штырем отломанного перила. Из-за этой травмы Фрида так и не смогла стать матерью. Пережив несколько выкидышей с кровотечениями, угрожавшими ее жизни, в 43 года она лишилась пальцев на ноге — у нее началась гангрена. За этим последовала тяжелейшая операция на позвоночнике.

Длинные пышные юбки скрывали ее обезображенную ногу, а свободные блузки без талии маскировали специальный ортопедический корсет, которые она была вынуждена носить, чтобы поддерживать поврежденный позвоночник.

Как раз чтобы отвлечь внимание от нижней части тела, Кало фокусировалась на своем лице и волосах. Она хотела не скрыть свои самые необычные черты (такие, например, как усики над верхней губой, которые она никогда не сбривала), а наоборот, подчеркнуть их.

Подтверждение тому — один из ее ранних автопортретов под названием «Очень уродливая».
Из моего лица мне нравятся только брови и глаза. Больше ничего. У меня усы, и в целом я скорее похожа на мужчину, — писала Кало.

Если женщина сохраняет сросшиеся брови, то она ставит себя над модой. Этой женщиной была Фридой Кало. Ей было не стыдно за свои волосы на лице, за свое немощное тело, она превратила свои брови в фирменный знак, стараясь поменять представления людей о женственности и красоте,— писал Десмонд Моррис в книге «Голый человек».

Сросшиеся брови сравнивали с «птицей, парящей над пронзительными черными глазами». Как писал один критик, «возможно, Фрида интересная и творческая женщина, но у нее одна бровь. Она пролегает по ее лицу подобно Великой Китайской стене, и подобно этой стене она, по всей вероятности, видится с Луны».

Именно брови стали одной из самых больших проблем для Джуди Чин, визажиста, которая в 2002 году красила Сальму Хайек на съемках биографического фильма «Фрида».  Чин приходилось кропотливо приклеивать дополнительные волоски из ангорской шерсти вручную, один за одним.

Кало любила яркую помаду и румяна — в ее улыбке чувствуется не только уверенность, но и чувство незащищенности. Я постаралась передать это через макияж глаз, играя с приемом светотени. Чтобы сделать чуть округлое и юное лицо Хайек похожим на более жесткий овал Фриды, я воспользовалась техникой контуринга, добавив при этом немного мягкости в ее образ с помощью нежно-розовых румян и помады,— говорила специалист по гриму.

С возрастом, когда здоровье Фриды ухудшилось, ее макияж стал заметно более ярким и интенсивным. Эту бьюти-эволюцию лучше всего иллюстрирует работа Николаса Мюрея, фотографа Vogue, который одним из первых начал использовать цветную фотографию и с которым Кало встречалась на протяжении десяти лет. Он запечатлел ее на фоне зеленых в цветочек обоев, на котором можно подробно рассмотреть ее фирменный макияж: румяные щеки, ярко-оранжевая помада и блестящие ногти.

В жизни Фрида Кало выглядела нетрадиционно, и она не пыталась замаскировать то, что называла мужскими чертами. Ее бесстрашие и уверенность в себе сделали ее образцом для подражания для независимых, свободно мыслящих женщин, которые не обязательно хотят соответствовать общепринятым нормам красоты.

Сегодня Кало остается настоящим первооткрывателем, вдохновляя женщин по всему миру. Может, и нам стоит выбросить пинцет и накрасить губы красной помадой?

Источник: spletnik.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*